ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ



Журналист: В стране победившего ГКЧП. Что август готовит России и её соседям?

19.08.15 16:56 Комментариев:
0  
Август в России — месяц особый, по-своему культовый. Как-то так вышло, что за четверть века современной истории, именно в августе разных лет произошла череда самых разных бед — аварий, пожаров, обвалов. Пожар на Останкинской башне и трагедия «Курска», Российско-грузинская война 08.08.08 и теракт на Пушкинской площади, российский дефолт 1998-го года и… и… И что еще? Да, вроде как, и нет больше. В то же время, если постараться да поискать, то по другим месяцам можно подобрать подобные картины бедствий. Просто все ушиблены августом с 1991 года, после начала путча ГКЧП, его провала и последующего распада СССР. Потому подсознательно каждый август ждут чего-то подобного. И сейчас тоже. Десяток дней в запасе еще есть.

МРАЧНОЕ ПРОРОЧЕСТВО ОСНОВАТЕЛЯ «КОММЕРСАНТА» 

Сын одного из журналистских прорабов перестройки Егора Яковлева Владимир в конце 80-х основал газету и Издательский дом «Коммерсантъ». Долгие годы это было лучшее CМИ России. Но те времена прошли. Когда в России такие заморозки, Владимир Егорович предпочел жить в теплом Израиле. И оттуда в свои 56 лет руководит русско-английским проектом «Возраст счастья» — о том, как правильно встречать счастливую старость. Соответственно все шло спокойно, размеренно. О путинской России предпочитал высказываться не Яковлев, а другой журналист, также немало поспособствовавший славе «Коммерсанта» и теперь тоже решивший удалиться от дел, да подальше, за границу — Андрей Васильев. Но тут накануне очередной годовщины путча прорвало как раз Владимира Яковлева. На странице в своем Фейсбуке он опубликовал совершенно катастрофический призыв к россиянам, главный смысл которого в буквах, набранных в верхнем регистре 

«УЕЗЖАЙТЕ И, ГЛАВНОЕ, УВОЗИТЕ ДЕТЕЙ»: «БЕЗ ШУТОК 

Я, честно, невысокого мнения об уровне своих умственных способностей. Те, кто меня знает, могут подтвердить — у меня вообще куча недостатков и странностей. Но вот интуиция меня вроде никогда еще не подводила. И я поэтому пишу этот пост. Я уверен, что России в самое ближайшее время — недели, месяцы — предстоит один из двух сценариев. Либо — смена власти с совершенно непредсказуемыми и опасными последствиями. Либо — тяжелейший социальный кризис с уличной преступностью, нехваткой самого необходимого и реальной опасностью для жизни и здоровья граждан. Поэтому, безо всяких шуток: Если есть возможность, УЕЗЖАЙТЕ И, ГЛАВНОЕ, УВОЗИТЕ ДЕТЕЙ. ОК, не навсегда — на два три месяца (это можно без визы), на полгода. Но — уезжайте. Если за это время ничего не произойдет, и ситуация наладится, я сам буду рад ошибиться…»Дальше Владимир Егорович напоминает, что перевороты всегда происходят неожиданно, в том числе и тот, самый знаменитый — ГКЧП 19 августа. «Тогда все чудом не кончилось смертоубийством. В этот раз чуда не будет потому, что те, кто тогда были слабы, сегодня — сильны, а тех, кто тогда был в стране и имел возможность повлиять на ситуацию, сегодня — в стране нет». Вот тут спорить не с чем. Недавно военный министр России Сергей Шойгу прямо сказал, что армия учла опыт 1991 года и в будущем не допустит в стране беспорядков. Да и Путин, помнится, попрекал Януковича за мягкотелость в ситуации с восставшим Майданом. Чем же обосновывает Яковлев свое пророчество. Во-первых, тем, что есть «общее, сильное недовольство населения АБСОЛЮТНО НЕВАЖНО ЧЕМ». Во-вторых, непримиримым расколом общества, когда две стороны взаимно не слышат друг друга и не воспринимают аргументов противной стороны. И здесь не поспоришь: не могут нынче говорить спокойно, без скандала, те, кто слушают Макаревича, и кто обожествляет Лимонова. А значит, по Яковлеву, «очень скоро очень плохо, очень страшно и очень опасно будет абсолютно всем», потому что «нельзя считать внешнюю уверенность власти в себе признаком стабильности». При общей паничности текста заканчивается он более-менее оптимистично, даже конструктивно. Яковлев надеется, что в России кто-то умный и прозорливый («Навальный ли, Ходорковский ли») уже создал «комитет общественного спасения». А если ничего такого нет, требует автор, то «прямо нужно делать немедленно». Как свой вклад в это дело он предлагает название для этого гипотетического комитета «19-20»: «В честь той единственной ночи с 19 на 20 августа 1991 года, ночи Белого Дома, когда страна действительно была едина в общем желании спасти себя». ЖДАТЬ ЛИ ГКЧП-2 Странное ощущение появляется, когда читаешь кассандровы предсказания Яковлева. Вспоминаются два случая. В 1988 году Александр Кабаков написал повесть «Невозвращенец», в которой очень реалистично описал будущий путч в Москве. Ему мало кто поверил, но он оказался прав. А с другой стороны, уже после путча, осенью 1991 года Михаил Козаков собрался уезжать из страны, печально предвидя в ней голод, холод и беспорядки. И в 1992-м таки уехал, но через 4 года вернулся, априори признав, что ошибался в пророчествах. А ведь с ним тогда, в 1991-92 согласиться были готовы очень многие. Вот и поди угадай, на кого в этой паре Кабаков-Казаков окажется больше похож Яковлев. Особо не рискуя, скажу, что на Козакова. И вот почему. Как ни странно, но разговоры о ГКЧП-2 (не просто дворцовом перевороте, но именно о ГКЧП-2), пошли в России задолго до августа. Кажется, еще в мае. И начал их политолог Станислав Белковский. После того, как он еще до Нового года-2014 предсказал скорое падение Януковича, его популярность неизмеримо возросла, он стал почти гуру. И как-то забылись другие его предсказания, в корне неточные. Например, о Перестройке 2.0 в России Путина-Медведева. И вот, очевидно, для поддержания на плаву этого бренда после несостоявшейся Перестройки 2.0 Белковский начал говорить о ГКЧП-2, причем так по-цыгански туманно, что осталось непонятным, что стоит за этими словами: то ли антипутинский переворот, то ли руководимая Путиным частичная ротация кадров. (В этом смысле при желании и грядущую отставку Якунина можно посчитать началом такого ГКЧП-2, но вряд ли это будет правдой). Вслед за Белковским другие аналитики и публицисты меньшей, правда, известности начали предсказывать, что новый ГКЧП и до августа не дотерпит, грянет раньше. Однако август, говоря модно, имеет тренд заканчиваться, а переворотом не пахнет. И вправду — ну, рановато. Мало еще санкционной еды подавили, нефть с рублем упали недостаточно. «Всё впереди», — как оптимистично писал в своем антилиберальном романе 1986 года знаменитый писатель-деревенщик Василий Белов. 


 А ЧТО ЖЕ БЫЛО ТОГДА? 

Живущим сегодня в августовской России-2015 (и, увы, рядом с нею), но вспоминающим об августовской России-1991, трудно по-настоящему понять, как это произошло, как могло произойти? Тогда страна казалась оплотом демократии, опережающим в своей «продвинутости» всех (за исключением, разумеется, всегда обособленных прибалтийских республик). Вновь созданное «Радио России» не уступало тогдашнему «Радио Свобода», а то Российское ТВ по остроте вполне могло бы конкурировать с сегодняшним телеканалом «Дождь». Где же сегодня все это? Почему все развернулось на 180 градусов? Неужели демократические убеждения могут быть столь непрочными? Да в том-то дело, что не было, в отличие от Прибалтики и стран Восточной Европы, никаких глубоких демократических убеждений и устремлений. А был лишь «демонстрационный эффект», хорошо описанный российским экономистом и журналистом Дмитрием Травиным в книге «Россия на европейском фоне: причины отставания» (он ее пишет третий год, да все никак не закончит) «Демонстрационный эффект оказал столь серьезное воздействие на наше общество, что оно в 1980-е гг. действительно желало качественных перемен. Другое дело — надо четко понимать, что мы подразумеваем под словом «желало», а что — под словом «перемены». Слишком упрощенным было бы утверждение, будто советский человек середины 1980-х гг. стремился к демократии западного типа, частной собственности, конкурентной системе или тем более рыночным ценам и безработице в качестве стимула, повышающего трудовую активность тех, кто пока еще имеет рабочее место. Демонстрационный эффект сам по себе не мог сформировать в широких слоях населения развитое сознание, способное рационально оценивать сложные экономико-политические системы. Он просто тем или иным способом рисовал в головах советских граждан СССР красивую картинку западной жизни. И эта картинка нравилась людям значительно больше, чем то, что приходилось им видеть в реальной советской действительности». Да, и в этом суть как революционных перемен 1991 года, так и последующей контрреволюции 2000-2015 годов: «Демонстрационный эффект формировал тягу к лучшему, но не наделял знаниями. О том, что для появления товарного изобилия нужна конкуренция, худо-бедно догадаться еще можно было. Но для чего требовались демократия, гарантии прав собственности или тем более гарантии прав разного рода меньшинств (национальных, религиозных и даже сексуальных), не понимали часто даже наиболее образованные люди. Поначалу демократию и гарантии прав крупного капитала советский человек готов был взять «в пакете» с дешевыми джинсами и возможностью без очереди приобрести хороший автомобиль… Демонстрационный эффект сформировал представление о том, что наполнить прилавки вполне возможно, и эта перспектива пробуждала желание реформ. Но к сложным размышлениям о том, как обеспечить товарное изобилие, человек, желающий перемен, не был склонен».Сложные реформы 90-х годов, которые привели к обеднению многих слоев, для большинства населения намертво спаялись с понятиями «демократия», «свобода слова». Вот и выходило, что и то, и другое нечто обманное, скверное, для жизни необязательное, бесполезное, а то и вредное. И когда в 2000-е годы на инфраструктурные плоды тех реформ наложились высокие цены на нефть, в результате получилось некоторое улучшение жизни, как раз совместившееся с пацанским авторитаризмом Путина. Тогда тем же массам начало казаться, что Путин и авторитаризм — это великолепно. Правда, недолгая медведевская оттепель чуть раскачала лодку, но «крымнаш» все вернул на место и дал простую понятную «великую» цель: «Нас не любят, значит бояться! А мы всем накостыляем!»Поэтому, не думаю, что в нынешней России может состояться быстрый ГКЧП-2. РФ сегодня — страна победившего, слегка рыночно подкорректированного ГКЧП-1. И нынче тут, как мог бы сказать автор романа «Околоноля» Владислав Сурков, ГКЧП-0. 

 УРОКИ «ДЕМОНСТРАЦИОННОГО ЭФФЕКТА» И ГКЧП ДЛЯ УКРАИНЫ

 А теперь задумаемся — только без самолюбования — а не было ли и нет ли в сегодняшней Украине явления, подобного «демонстрационному эффекту»? В какой-то степени, был и остается. Янукович и Азаров, когда увидели, что критики «папередников» уже не хватает, начали кампанию во славу евроинтеграции, которую они надеялись, всех обхитрив, совместить с евроазиацией. Тогда на новом витке в чем-то повторилась ситуация времен перестройки и гласности. Видя паскудность окружающего януковического режима, люди восприняли Евросоюз, демократию, как нечто светлое и прекрасное, что почти автоматически обеспечит хорошую жизнь нам и нашим детям. И Путин, готовя Украине испытания, рассчитывал именно на это — что после таких сложностей, военных, экономических, страна быстро распадется. Ведь разрушение «демонстрационного эффекта» оказывалось слишком быстрым, резким, разочаровывающим. Но он ошибся. И тогда начал играть в долгую, надеясь, что у него хватит запаса прочности, чтобы усидеть на троне и дождаться того времени, когда кончится запас прочности у Украины. Так что свой вариант «демонстрационного эффекта» для Украины по-прежнему опасен. Именно поэтому не нужно утешать себя сказками о скором свержении ВВП каким-нибудь путчем, лучше всего — августовским. Нужно готовиться к долгой осаде, и работать над изменением своей окружающей жизни. А слои населения, подверженные наибольшему риску «демонстрационного эффекта» и соблазну ГКЧП-№… увидеть нетрудно. Это те, кто голосуют за популистские партии. Это те, кто радостно цитируют резкие заявления резких политиков. В обоих случаях — не задумываясь о последствиях дальше одного, ближайшего, хода. Но все-таки есть надежда, что ловушка «демонстрационного эффекта» — в сегодняшней Украине не сработает. Понимания того, что происходит, что делать и желания что-то изменить у украинцев окажется больше, чем простой злости оттого, что многое делается не так. Только так. Иначе не выстоять. И пусть это будет нашим ноу-хау. А know how в переводе с английского означает «знать как».
Журналист: В стране победившего ГКЧП. Что август готовит России и её соседям?

Теги: россия, ожидание.реальность, страна
Источник:  politolog.net/

   
КОММЕНТИРОВАТЬ
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений