Зачем Украине контроль над церковями

29.05.17 13:57 Комментариев:
0  

Корреспондент разбирался, зачем власти пытаются поставить под прямой государственный контроль УПЦ МП.

На минувшей неделе Украина чуть было не стала единственной страной Европы, где церковь заново присоедилась к государству. Верховная Рада собиралась рассмотреть два скандальных церковных закона.

Первый позволял верующим-«гастролерам» с легкостью менять конфессиональную прописку любого храма – причем в ущерб жителям той местности, которые эту  церковь посещали. Второй закон и вовсе отсылает нас к практике Российской империи – документ позволяет государству назначать руководство для Украинской православной церкви (Московского патриархата).

Конечно, в законе эта конфессия прямо не указана. Но речь идет о госконтроле над любой религиозной организацией, чьи руководящие органы находятся на территории страны-агрессора. В данный момент таким критериям соответствует исключительно УПЦ МП.

Именно ее верующие массово собрались по зданием парламента в день рассмотрения законов. Совпадение или нет, но в этот день документы так и дошли до голосования.

Нас поддержат иудеи и католики

Митрополит Антоний, управляющий делами УПЦ

Законопроекты вызвали негативную реакцию как внутри страны, так и за ее пределами. Патриарх Иерусалимский на встрече с Премьер-министром Украины отметил, что политики не должны вмешиваться в церковные вопросы. Всемирный Совет Церквей призвал отозвать скандальные инициативы. Выразил свою обеспокоенность и Ватикан.

Инициаторы законопроектов пытаются оправдываться. По их словам, общины имеют право на единоличное решение своей судьбы. И якобы наша Церковь сопротивляется законодательным изменениям, поскольку желает видеть прихожан «крепостными». А ведь за последние годы около десяти общин УПЦ добровольно перешли в Киевский патриархат. Существующее законодательство позволило им без проблем пройти все необходимые процедуры. Более того, например, в Американской архиепископии Константинопольского патриархата епископ, в случае если община откололась от Архиепископии, приступает к управлению такой общиной и ее имуществом. Подчеркну – эти правила действуют в Церкви, к главе которой украинские депутаты направили обращение с просьбой о даровании автокефалии Православной церкви в Украине.

Мы намерены и далее всесторонне защищать свои права. Нас поддержат и другие конфессии. Просто процитирую помощника главного раввина Украины Давида Мильмана: «Политическая ситуация может измениться, а закон, если его примут, останется. И может обернуться против любой религиозной общины. Сегодня это Московский патриархат, завтра - католики, а послезавтра могут быть мусульмане или наша церковь".

Никто не хочет религиозной войны. А ее уже начинают разжигать. Пошла новая волна захватов храмов УПЦ. Пострадали наши общины в Тернопольской и Хмельницкой областях. Чудом не произошел захват церкви в Белгород-Днестровском: верующие стали стеной перед радикалами. Вы представляете, какой будет ад, если все же эти законопроекты пройдут через парламент?

Религиозная война возможна

Дмитрий Тымчук, народный депутат, соавтор законопроекта 4511

Во время подготовки законопроекта 4511 «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве-агрессоре» я, прежде всего, думал о защите национальных интересов Украины. Россия ведет против Украины гибридную войну. Новые акты агрессии со стороны России подразумевают способность принимать решения для их отражения и нейтрализации.

Да, я не исключаю, что после принятия этого законопроекта, могут начаться религиозные войны. Напряжение в обществе может возникнуть. Но произойти это может исключительно по вине сторонников Московского Патриархата и руководителей УПЦ МП. Как аргумент для начала волнений они могут использовать свои главные лозунги – мол, идут гонения христиан. Но пока такие гонения мы видим лишь в России. Идет манипуляция и нападки, которые они используют в качестве гибридной агрессии.  Но почему-то все забывают о том, что религиозная организация, центр которой находится внутри страны-агрессора, не имеет права проводить подрывную деятельность против Украины. А ведь именно этим и занимаются некоторые священнослужители.

Мы не говорим сейчас о том, чтобы закрывать какие-то церкви. Мы говорим о том, чтобы религиозные структуры взяли на себя обязательства не проводить подрывную деятельность. Вот и все.  Если человек или коммерческая структура поддерживают агрессора, они несут за это ответственность. И почему такой же человек в рясе никакой ответственности за подобные дела не несет? А если священнослужитель потом берет в руки автомат и всячески поддерживает террористов? И таких приходов полно. В СБУ есть очень пространная статистика.

Рассмотрение законопроектов никто не откладывал. Просто Рада работает медленно, каждый законопроект вызывает обсуждение, да и депутатов очень сложно собрать в сессионном зале. Поэтому до рассмотрения этих законопроектов просто очередь не дошла. Но с рассмотрения их никто не снимал. Они просто ждут своего часа.

Что же касается тех, кто митинговал в тот день под Радой: я был среди людей, общался с ними, никто не мог ничего вразумительного сказать – кроме того, что украинская власть объявила гонение на христиан. Я просто убедился в том, что страсти вокруг законопроекта 4511 – продолжение войны в чистом виде. И наши батюшки из УПЦ МП ничем не уступают Киселеву, когда общаются со своими прихожанами.

Пять целей власти

Руслан Бортник, Директор Украинского института анализа и менеджмента политики

У тех, кто включил эти законопроекты в повестку дня, было несколько целей. Первая – это дать ответ на события 9 мая, когда на митинг вышло около 600 тысяч украинских граждан. Многие из них выходили не столько за 9 мая, а сколько против гуманитарной политики власти. Они не просто вышли, они даже в Днепре и Николаеве избили праворадикалов, таким образом, поставив под сомнение право власти на нелегальное насилие. Ведь все понимают, что праворадикалы выполняли грязную работу за людей, которые находятся у власти. А тут их побили, и зашаталась вся гуманитарная конструкция, которую строит нынешняя власть. Поэтому и решили быстро поднять эти антицерковные законопроекты, и соцсети, и георгиевская ленточка. Эта волна – как элемент запугивания давления на общество.

Вторая цель – это внутренняя конкуренция партий в борьбе за электорат. Тем более что после 9 мая отношение к украинской власти немного испортилось. В Киеве офис радикалов брали штурмом, а в других городах – обвиняли власть в том, что она не запретила акции 9 мая. Поэтому, недовольство внутри власти усилилось.

Третья цель – это непрекращающиеся попытки построения единой поместной православной церкви. Причем власти все равно, как она будет называться. Главное, чтобы эта церковь была электоральным инструментом. Главное, чтобы церковь была подчиненной. Рассмотрение церкви как инструмента социального управления в преддверии выборов 2019 года - вот главный политический мотив, из-за которого поднимают церковные вопросы.

Четвертая цель – и это не скрывают авторы законопроектов – попытка заставить церковных иерархов идти на поклон, договариваться с властью. На ее, власти, условиях.

В общей сложности, эти два законопроекта грубо противоречат Конституции, да и остальному законодательству Украины. Здесь и вмешательство государства в дела церкви. И нарушение прав верующих на свободу вероисповедания, поскольку им пытались навязать церковное руководство указом сверху. Не свободной выбор религиозной организации, а государственный диктат – то, что даже в СССР делалось завуалировано, а не утверждалось отдельным законом.

Пока эти законы отложены, но я уверен, что их еще не раз будут пытаться поднять со дна, таким образом, манипулируя обществом. Потому что, пятой целью этой атаки было отвлечение внимания. За кулисами запретов идут очень серьезные процессы – пенсионная, медицинская, земельная реформы. Правда, вот, не видно процесса борьбы с коррупцией.

Зачем Украине контроль над церковями

Теги: украина, политика, власть, церкви
Источник:  korrespondent.net

   
КОММЕНТИРОВАТЬ
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений